Как Леонид Белуга покупал "Петрозаводскмаш": часть вторая

30.09.2019

Как Леонид Белуга покупал "Петрозаводскмаш": часть вторая

Мы уже напомнили читатели историю строительства, а затем и упадка крупнейшего в карельской столице промышленного предприятия. В начале 90-х "Энергомашкорпорация" уже прибирала завод к рукам…

Банкрот по сути

- В то время, - продолжает Леонид Белуга, - по Петрозаводску ходили слухи: я хочу купить завод при полной поддержке главы Карелии Сергея Катанандова. Самая нелепая сплетня, помню, была такая: у меня жена – Татьяна Леонидовна, а значит, родная сестра Сергея Леонидовича. Вот они и закрутили дельце. А чтобы себя не афишировать, Белуга покупает акции через своего тестя…

Сейчас настало время рассказать правду. Завод для меня действительно не был чужим. На нем работал мой брат Юра, и мы с Татьяной в юности мыли полы в заводской медсанчасти, подрабатывая по ночам. Наконец, здесь много лет продолжали трудиться Танины родители... На предприятии у меня было много знакомых, я знал, как они относятся к своей работе, переживают за "родную трубу". Я также понимал, что такое для республики потерять "Петрозаводскмаш": невосполнимая "дыра" в бюджете, крах инфраструктуры, тысячи безработных. Для меня это была, если хотите, моральная сторона проблемы. И пусть прозвучит пафосно, но я патриот своего города.

В то же время я – бизнесмен. Пускаться в авантюру ради идеи – не в моих правилах. Вместе с командой своих менеджеров мы посчитали, во что обойдется покупка акций "Петрозаводскмаша" на вторичном рынке, какие уже существующие долги предприятия в случае его приобретения придется гасить, и пришли к выводу, что есть возможность сделать его рентабельным.

В 2001 году «Энергомашкорпорация», которую возглавлял москвич Александр Степанов, уже имела серьезные позиции не только на заводе, но и в общественном мнении петрозаводчан. "Атаку" на город и предприятие они вели чрезвычайно агрессивно: на улицах пестрили огромные баннеры с рекламой "ЭМК", а в СМИ – проплаченные хвалебные рассказы о том, как при новом владельце всем сразу же станет хорошо жить.

Но самыми настораживающим были такие факты: примерно 30 процентов акций – самый крупный пакет на тот момент - был уже в руках "Энергомашкорпорации". И в то же время ЭМК не инвестировала в предприятие ни копейки. Задержка по зарплате продолжала составлять шесть месяцев, число работающих сократилось с 10 тысяч до 2,1 тысячи человек. Завод был, по сути, банкротом.

Битва за предприятие

Приняв решение вступить в борьбу за завод, мы стали вести работу на всех фронтах. Холдинг "Лотос" начал официально скупать акции предприятия, оказавшиеся у юридических лиц. В большей части это были небольшие фирмы и производства, так или иначе связанные с "Петрозаводскмашем".

По существующему тогда законодательству покупать акции у физических лиц - а это в основном были работники завода - могли только люди, работавшие на предприятии. Так и появился слух о том, что я покупаю завод через подставных лиц. Но другого пути не было. Мы создали группу доверенных людей, которую возглавил Леонид Адамович Ситяшенко. Его заслуженный годами честной работой авторитет сыграл свою роль: ветерану труда на заводе верили.

Леонид Адамович, простой рабочий, действительно стал владельцем большого числа акций родного завода и мог бы вполне считаться богатым человеком. Но ценные бумаги пошли на общее дело - спасение предприятия. А мой тесть не загордился: он, как и в первые годы нашего знакомства, все свободное время проводил на даче в Лучевом, где вместе с женой Евгенией Федоровной заготавливал соленья-варенья, угощал всех знакомых. Даже в офис "Лотоса" приносил побаловать сотрудников…

Окончание следует.

Источник: Московский Комсомолец


Возврат к списку